Популярно
Книги для родителей: 5 причин пересмотреть отношение к ним
5:52, 15 января 2018

Книги для родителей: 5 причин пересмотреть отношение к ним


Книги для родителей: 5 причин пересмотреть отношение к ним, предлагаем толковые размышления специалиста по детскому воспитанию!

Почему советы из книг по воспитанию не всегда помогают? Как достучаться до ребенка по-настоящему? Что все-таки почитать бедным родителям, для обретения настоящих и стОящих ориентиров в деле воспитания?

Книги для родителей: 5 причин пересмотреть отношение к ним

Давно уже хочу написать про книги Юлии Гиппенрейтер, и про несколько книг Фабер и Мазлиш «Как говорить, чтобы дети слушали и как слушать, чтобы дети говорили» их же книгу про братьев и сестер, а также про аналогичные книги. Мне они по своему дороги, потому что когда-то я прочитала их одними из первых. Это был глоток свежего воздуха, направление движения. Это было подтверждение того, что детям не нужна муштра, для того, чтобы, как говорят, «выросли людьми» и «были готовы к сложностям жизни».

Когда не хватает ориентиров и чувствуешь себя примерно так: «Как не хочу растить ребенка — точно знаю, а как знаю и умею — не хочу», когда не хватает интуиции, нет такого опыта в детстве и с чего-то надо начать, такие книги могут помочь. Они могут стать опорой, помощью, костылем — и с ним можно начать идти.

Многие советы в этих книгах гуманные и добрые по отношению к детям.
Поэтому сами по себе эти книги не плохи. Я и сама их раньше советовала очень часто. Попробую рассказать, почему сейчас у меня, отчасти, другое мнение (хотя бывает и такие ситуации, когда родителям нужны такие книги, ниже напишу про это).

1) Если взрослому удается чувствовать себя Взрослым: большим, заботливым, понимающим ребенка, найти в себе источник щедрости к ребенку, а ребенка при этом он видит нуждающимся во взрослом, в безопасных отношениях, в принятии — то вопрос конкретных методик и фраз уходит на второй план. Когда ощущение заботливой силы, своего влияния на ребенка у взрослого идет изнутри, то не так уж и важно, какими мы словами говорим с ребенком. Главное то, как ребенок себя чувствует в отношениях с нами.

Чувствует ли, что это мой взрослый, на которого я могу опереться, позвать на помощь, поплакать рядом, поделиться горестями? Ощущает ли он себя любимым, несмотря на свое поведение и поступки? А это не только слова. И даже совсем не слова, а все в общем: свет наших глаз; взгляд; теплота, которую мы излучаем; терпение и эмоциональная щедрость во момент конфликтов; наша взрослая позиция, когда ребенок поглощен эмоциями и т.д.

Поэтому я вначале написала про костыли. Многим сначала они нужны и книги тому в помощь. И мне они тоже в свое время очень помогли. Но методики этих книг не должны становиться самоцелью. Не надо преследовать мысль овладеть техникой разговоров и точных фраз. Цель — пойти без костылей, когда взрослое поведение и отношение к ребенку, нужные слова и все остальное становятся настолько естественными, что мы уже не нуждаемся в выверенных фразах. Мы просто чувствуем, что лучше сказать сейчас (а то и промолчать), как лучше поступить и какое решение принять.

Чем больше мы будем понимать истинные потребности ребенка и процессы взросления, тем легче будет понимать, как поступить в каждой конкретной ситуации. И когда это есть, то не так уж и важно, как мы скажем: «Я не разрешаю это делать», «Не делай так», «Перестань, пожалуйста», «Я злюсь, когда ты так поступаешь», или просто скажем «Нет». Если от наших слов исходит ощущение, что мы при этом остаемся на стороне ребенка, и его поступки не разделяют нас с ним, ощущение связи не пропадает, то отношения будут в порядке. А иногда можно сказать красиво, но глазами такие молнии метнуть, что ребенок почувствует и стыд, и свою неправильность, и обвинение, и много разных переживаний. А словами будут, казалось бы, вполне гуманными.

2) В этих книгах есть часть рекомендаций, которые не подходят детям, у которых отсутствует интеграция.

Вот хорошее объяснение Деборы Макнамары из книги «Покой. Игра. Развитие», что такое интеграция.

«Интеграция отвечает за превращение детей в социальных существ, зрелых и ответственных. Процесс интеграции требует развития мозга и эмоциональной зрелости. Основываясь на работах Жана Пиаже, Шелдон Уайт начал использовать термин «переход от 5 к 7 годам», чтобы обозначить существенное изменение в когнитивном развитии ребенка.

На данном этапе ребенок может учитывать контекст и принимать в расчет больше одной точки зрения в определенный момент времени. Этот переход знаменует собой естественный конец мышления, характерного для дошкольного возраста, и открывает «эру» разума и ответственности.

В процессе этого перехода маленькие дети постепенно становятся все более уравновешенными в выражении своих мыслей и чувств. Они начинают демонстрировать контроль над импульсами при столкновении с сильными эмоциями. Вместо того чтобы наброситься с кулаками, они могут сказать: «Сейчас я почти ненавижу тебя!» и «Я хочу тебя ударить!» — но не сделают этого. Они будут терпеливо ждать, невзирая на раздражение.

Они станут способны делиться благодаря истинной предупредительности, а не потому, что кто-то сказал им так делать. Они смогут упорно идти к цели, не падая духом от разочарований. Цивилизованная форма будет постепенно появляться, вытесняя естественным образом незрелые виды отношений, известные как «характерные черты дошкольника».

Одним из самых важных плодов интегративного процесса является способность быть отдельной личностью среди огромного множества других людей».

Если говорить кратко, то до какого-то момента ребенком чаще всего владеет одна самая сильная эмоция. Если он чем-то фрустрирован, то он будет плакать, кричать, кидаться игрушками или бить. В этот момент в его голову не вмешается никаких других мыслей о том, что он сам спровоцировал эту ситуацию, что другому больно, что починить эту игрушку невозможно, что башня упадет еще 100 раз, потому что маленький кубик стоит внизу, а а большой вверху.

И это нормально, это важный процесс проживания каждой эмоции, каждого переживания по отдельности — иначе потом смешивать будет нечего. И только с началом зарождения интеграции ребенок способен ощущать одновременно и противоположный импульс. Например, «Я хочу ударить сестру, но…ей же будет больно» — и кулачок опускается.

Так вот, если ребенок просто не в состоянии удержать в голове два конфликтующих переживания одновременно, то никакие доводы о том, что надо учитывать интересы брата/сестры/взрослых, или о том, что у каждого поступка есть свои последствия и вот, ты их получил, больше так делать не надо — не сработают. Ребенок может даже слезно и искреннее (в страхе ожидания разделения с близким взрослым) покивать и согласиться, но вполне может быть, что совсем скоро он снова сделает также.

Просто потому что его снова захватит одна самая сильная эмоция, которая и будет им руководить. И на время он перестанет ощущать все остальные. Это возрастное и в большинстве случаев годам к 5-7 ситуация начинает меняться, но если мы не учитываем отсутствие интеграции в процессе воспитания, то лишь все усложняем.

3) Советы о том, что говорить ребенку о том, что чувствует мама, звучат, казалось бы, вполне нормально. Мы ведь не обвиняем ребенка и не говорим про него, а говорим про себя: «Я очень расстроилась, когда ты так поступил». Но в свете все того же отсутствия интеграции все выглядит совсем иначе — есть большая вероятность, что мы сделаем ребенка ответственным за состояние мамы, ее чувства и эмоциональное благополучие. И если это происходит постоянно, то такой груз ответственности становится для ребенка непосильным.

Мы ведь на то и взрослые, чтобы сами отвечать за свое эмоциональное состояние. А манипулирование этим, пусть неосознанное, даже в самых благих целях, может иметь неприятные последствия в виде тревожности, агрессии, снижения эмоциональной чувствительности, альфа-комплекса и так далее.

Здесь появляется вопрос, а как же помочь ребенку научиться понимать себя и других, называть эмоции и чувства? Понять других можно тогда, когда ты понимаешь самого себя, а не в обратном порядке.

Поэтому «грузить» ребенка тем, как чувствует себя взрослый в свете детских поступков, раньше того, как он научился понимать самого себя, не приведет к появлению эмпатии. Дети вобще очень быстро отказываются от того, что чувствуют они сами, если ими завладевает тревога о том, что они могут быть непринятыми, непонятыми, что связь со взрослым может прерваться.

Дебора Макнамара в своей книге «Игра. Покой. Развитие» об этом пишет так:

«Большая часть проблемного поведения у детей вызвана фрустрацией или тревогой, и для того чтобы научить ребенка заменять словами удары, пинки, тычки и крики, мы должны дать ему возможность связать свои импульсы с названиями чувств. Для этого нам нужно признавать и отражать чувства детей, называя словами их импульсы. Когда мы вызываем у ребенка тревогу, чтобы он нас слушался, мы, скорее всего, мешаем ему понять, какую эмоцию он испытывал до этого. Вытесненные эмоции позже могут быть направлены на других детей, домашних животных или игрушки.

Ребенок со временем устанавливает контакт со своими эмоциями при помощи взрослых, которые знакомят его с чувствами. Эти пять шагов нельзя пропустить. Они представляют собой последовательность из пяти все более сложных стадий: выражение, называние, чувствование, смешивание и рефлексия. Родители играют три важнейших роли, помогая детям пройти через эти пять шагов и формируя их полный потенциал в сфере эмоций.

• Родители являются проводниками, способствующими эмоциональному выражению и помогающими ребенку научиться называть свои чувства.
• Родители — это защитники, сохраняющие сердца мягкими и помогающие осознанию чувств.
• Родители — это фактор уравновешивания, они решают, как восстановить баланс и гибкость эмоциональной системы ребенка, помогая ему смешивать свои чувства и размышлять о них».

4) Тоже самое можно сказать про отношения братьев и сестер. Договариваться, приходить к компромиссу — важно. Но невозможно, если не хватает интеграции. Поэтому предложение договориться детям самим, взывать к справедливости, учитывать интересы другого — это уже совсем про взрослых детей. тогда, когда родитель уверен, что они, действительно, оба могут видеть контекст, перспективу, ситуацию со всех сторон, понимать чувства другого и все это ощущать одновременно. А пока дети малы, чем больше в их жизни присутствует заботливый взрослый, который им помогает в момент конфликтов, дает ощущение, что каждый из сиблингов может ощущать поддержку и понимание вне зависимости от того, кто прав в ситуации, каждому их них есть пойти к кому пожаловаться и зализать свои эмоциональные раны, чем меньше на детях ответственности за чувства других — тем проще будет идти их эмоциональное становление.

5) В этих книгах очень мало написано о слезах тщетности, которые так важны. Это и выход для фрустрации, и снижение агрессии, и смирение с тем, что нельзя изменить, и мягкое сердце, которое способствует психологическому созреванию. Часто ведь не так важно разрешить ситуацию верно с точки зрения справедливости, а важнее помочь ребенку поплакать и погрустить о том, что все вышло именно так. Мы не можем везде подстелить соломку, даже если всегда будем использовать верные слова. Но мы можем создать ребенку такую атмосферу, где принятие того, что уже случилось, будет происходить легче, и вобще — будет происходить. Гордон Ньюфелд говорит о том, что в наше время слезы тщетности — это большая роскошь для детей. И я с ним абсолютно согласна.

Еще раз хочу обобщить и сказать, что эти книги важны и в свое время их появление помогло многим увидеть отношения с детьми совсем под другим углом. Я и сама опиралась на них долгое время и периодически сейчас вспоминаю про них. Но потом наступает время двигаться дальше. Эти книги полезны, когда такие методики общения не становятся конечной самоцелью, но могут помочь на родительском пути. Потому что когда ощущение родительской силы идет изнутри, не так уж и важно, какими словами мы говорим с ребенком.

Тепло, заботливая сила, понимание и сопереживание — это то, что чаще всего ощущается вне контекста слов. Ну а если к этому ощущению еще и слова правильные и хорошие прилагаются — это просто подарок ребенку.

И при этом такие советы лучше не применять на автомате, а все-таки сначала почитать книги, которые объясняют процессы взросления: про то, как зреет интеграция, почему детям так важны слезы тщетности и как их сохранить — и в общем, про эмоциональное созревание. Очень много полезной информации есть в книге Деборы Макнамары «Игра. Покой. Развитие», которую я упоминала выше.

Про подростков хорошо написано у Гордона Ньюфелда в книге «Не упускайте своих детей«.

А после книг, которые объясняют процессы взросления, можно применять советы из книг уважаемой Юлии Борисовны Гиппенрейтер и Фабер и Мазлиш, фильтруя советы через призму того, как и чем они могут помочь именно моему ребенку, учитывая его особенности.

Когда мы будем видеть и понимать причины детского поведения, когда в нашей голове соберется этот пазл (пусть не сразу, иногда на это уходят годы) — понимание о том, что сказать и как поступить взрослому,чтобы помочь ребенку, найдутся обязательно — из глубины души и родительской щедрости.

Варлакова Ю., www.vjulia.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 DETKIru.net · Войти